Реальная инфляция

Какая инфляция верная?

Инфляция - реальность или выдуманноеПри расчетах личного финансового плана необходимо знать точные данные по инфляции за большой промежуток времени для страны, где живет конкретный человек. Такая статистика не является большой тайной, во всяком случае у нас в России. Теперь, когда есть Интернет, эти данные легко посмотреть на сайте государственной статистики.

Но тут возникает другой вопрос. А насколько верны эти данные? Дело в том, что в обществе существует мнение, что все эти данные сильно занижены. А на самом деле цены растут намного быстрее.  При этом приводятся различные логические доводы и факты. Есть даже ярые приверженцы таких идей, которые самостоятельно начинают вычислять реальные проценты инфляции по своим правилам. И даже об этом периодически пишут средства массовой информации.  Например, газета «Аргументы и факты» постоянно заявляет, что официальная статистика показывает в два-три раза заниженные оценки инфляции. И в противовес «официальной инфляции» приводит данные о «реальной» (иногда именуя её «социальной»), которая, по утверждениям газеты, отражает действительное положение дел. Где истина, насколько можно верить официальным цифрам?

Расчет официальной инфляции

Сначала давайте простыми словами посмотрим как вычисляется официальная инфляция. Для нас, обычных  людей, инфляция – это постоянный рост потребительских цен. Поэтому показатель, измеряющий инфляцию, должен отражать изменение цен всех товаров и платных услуг за некоторый период времени. Важным здесь является то, что нужно учесть все товары!

Делаем просто. Рассчитываем общую стоимость покупок всех товаров и услуг в начале периода и смотрим, насколько она изменилась в конце периода. Естественно,  что объёмы покупок каждого товара и услуги остаются постоянными.  В расчет идут абсолютно все товары, которые можно встретить на прилавках нашей страны. Например,  бриллианты, золотые украшения и яхты в Средиземном море. Но как ни высока их цена, по сравнению с общим объёмом покупок в стране все эти вещи – капля в море, и изменение цен на них даст ничтожно малый вклад в оценку общей инфляции по всей стране.

Конечно, охватить бесчисленное множество товаров и услуг возможно только теоретически. На практике это нереально. Поэтому действуют по-другому: учитывают только те товары и услуги, на которые в совокупности приходится подавляющая доля потребительских расходов населения, скажем 99% всех расходов. Бриллианты и прочие подобные вещи в этом случае выпадают автоматически для основной массы населения страны. Для того чтобы оценивать инфляцию, официальная статистика строит модель «среднего потребителя».  Т.е. анализирует, что покупает обычный человек, на что он  в основном тратит свои деньги. В результате получается потребительская корзина.

Далее идет математика. Объемы продаж отдельных наименований товаров известны, количество потребителей тоже.  Если, скажем, телевизор за год купил один человек из ста, то в потребительской корзине будет одна сотая часть телевизора. А картошки – несколько десятков килограммов.

После получения потребительской корзины вычисляем изменение её стоимости  за некоторый период времени, обычно год или месяц.  Такое изменение  представляет собой индекс потребительских цен (ИПЦ), который характеризует инфляцию на потребительском рынке. Фактически он показывает, на сколько (в разах или процентах) выросла или снизилась (что бывает, но редко) сумма, которую средний житель  должен платить, чтобы сохранить объемы  покупаемых товаров и услуг на одном и том же уровне. ИПЦ даёт оценку инфляции для основной массы населения, он не охватывает тонкую прослойку богатых, не учитывая приобретаемые только ими товары. Товары для богатых просто выпадают из потребительской корзины и не рассчитываются.

Во всех деталях порядок наблюдения за потребительскими ценами и расчёта ИПЦ описан в Методологических положениях Росстата, действующих с 2006 г. Для тех, кто любит поспорить, рекомендую почитать и разобраться с этим документом.  Это практически руководство к действию.  Давайте упрощенно рассмотрим эту методику.

Как строиться индекс потребительских цен?

Для построения потребительской корзины используются данные обследования расходов домашних хозяйств (обычных семей), постоянно проводимого Росстатом. В каждом субъекте РФ есть несколько семей или одиноко живущих граждан, которые участвуют в этих обследованиях. Они постоянно записывают свои денежные расходы: сколько и куда. Средние затраты таких семей за год по каждому региону РФ,  а также доли (%) расходов на каждый товар и платную услугу,  представляют структуру расходов населения в данном регионе. А средняя величина по всем регионам даёт структуру потребительских расходов по  стране в целом. В потребительскую корзину включаются только те товары и услуги, доля которых в расходах населения страны составляет не менее 0,1%. А структура расходов определяет проценты (доли), с которыми учитываются цены товаров и услуг в ИПЦ. При этом система весов своя для каждого региона, ведь фрукты на севере стоят по-другому, чем в Краснодарском крае.

При этом корзина не является величиной постоянной. Появляются новые товары. К примеру, мобильные телефоны за последние 10 лет. Некоторые товары, наоборот, уходят. К примеру, сейчас уже не купить в магазине пленочный фотоаппарат или деревянные лыжи. Меняется и сама структура потребления. Поэтому потребительская корзина обновляется ежегодно (в некоторых странах, особенно с низкой инфляцией, реже: где через два года, а где – и через пять).  Сейчас она включает 490 наименований товаров и услуг (124 продовольственных товара, 256 – непродовольственных, 110 видов услуг). Для сравнения:  в США, например, 305 наименований, в Канаде – 650.

Таким образом, структура расходов отдельных семей в среднем понятна, понятны доли каждого продукта и услуги. Но есть еще одна сложность — все время изменяются цены, кто их отслеживает, да еще по всей стране? Представляете себе трудоемкость и стоимость такого контроля?

Поэтому цены отслеживаются только в городах, 23–25-го числа каждого месяца в одних и тех же торговых точках города.  В их число входят крупные, средние и мелкие магазины, рассчитанные на массового потребителя (кроме «бутиков»), и в центре города, и на окраинах, а также рынки. То же касается и организаций сферы услуг и автозаправочных станций. Выборка при этом достаточно большая — в среднем на один регион делается анализ около 700 торговых точек и организаций сферы услуг. Наблюдение за ценами охватывает далеко не все города и посёлки региона, иначе это слишком дорого для бюджета. Обычно от 2 до 4 (хотя  в Красноярском крае – шесть, в Якутии – семь, а в Московской области и вовсе 12).

Регистрацией цен занимаются сами работники статистических органов, списывая (точнее, занося в специальные мобильные терминалы) цены с ценников и прейскурантов, никакая отчётность торговли и сферы услуг тут не используется, поэтому данные действительно реальные.

С ценой отдельного товара дело обстоит не так просто, как кажется на первый взгляд. Ведь нет такого товара – сливочное масло, как оно числится в потребительской корзине (товар-представитель), а есть множество его разновидностей, отличающихся марками и производителями. Чтобы учесть это, регистрируются цены разных видов сливочного масла – «Вологодского», «Смоленского», «Валио» и т.д. Цена такой конкретной разновидности товара, зарегистрированная в определённой торговой точке, на профессиональном языке называется котировкой. В среднем на каждый товар-представитель в одном регионе приходится 18 котировок. При этом соблюдается принцип сопоставимости: каждая котировка – это цена той же разновидности товара в той же торговой точке, что и в предыдущем месяце. Цена товара-представителя в городе рассчитывается как среднее (геометрическое) котировок.  Расчет ИПЦ — достаточно сложное дело, на практике формула еще сложнее, но при этом данный коэффициент достаточно точно определяет структуру расходов обычной семьи.

«Подводные камни» при расчете ИПЦ.

Посмотрим теперь, где «подводные камни», и могут ли они приводить к систематическому занижению инфляции. Первый – выборка семей, расходы которых берутся за основу расчетов. Она смещена в сторону семей с низкими доходами (и это не специфически российская проблема, с ней сталкиваются статистики всего мира: люди с достаточно высокими доходами избегают участвовать в бюджетных обследованиях). В принципе это может повлиять на перечень товаров и услуг в потребительской корзине. Однако, если взглянуть на него (приложение 2 в упомянутых Методологических положениях), каких-то упущений не видно. Такое положение дел  может оказать также воздействие на веса товаров и услуг. Но приводит это не к занижению, а к завышению оценок инфляции. Чем меньше доходы домохозяйства, тем бОльшую их долю оно тратит на продовольствие и услуги – главным образом, жилищно-коммунальные, – а и то, и другое у нас почти постоянно дорожает быстрее промышленных товаров.

Следующий подводный камень – выборки торговых точек, а также разновидностей товаров, которые используются  в котировках. Товаров много, а какие наиболее популярны? Чтобы проверить их представительность, нужны довольно трудоёмкие обследования. Но давайте допустим худший вариант: выборка торговых точек не представительна. Что тогда случится? В этом случае снизится точность ИПЦ. При этом занижения инфляции не будет. Почему? Можете вы себе представить магазин (не говоря уже о целой их группе), в котором цены постоянно растут медленнее, чем в других? На каких-то отрезках времени это может происходить, но в конце концов ему нужно будет догонять остальных.

То же можно сказать и о разновидностях товара. Если бы рост цены какой-то марки, скажем, сливочного масла всё время был ниже, чем других, то в конечном итоге оно стало бы в несколько раз дешевле масла других марок. Думаю, вряд ли кому-нибудь доводилось наблюдать такой феномен. Так что правильность выбора торговых точек и разновидностей товаров будет влиять в разные моменты времени на точность коэффициента, будет приводить к неточностям: в одни моменты она окажется заниженной, а в другие – завышенной.

В принципе порождать искажения могут низкая квалификация или нерадивость тех, кто регистрирует цены. Допустим, они путаются, регистрируя в одном месяце цену на одну марку товара, а в другом – на другую, либо работают спустя рукава или вообще ленятся ходить по магазинам, записывая цены «от фонаря». Но и в этом случае искажения будут иметь разнонаправленную структуру, систематического занижения инфляции в не произойдет. На практике же ошибки регистрации (а уж тем более недобросовестность) случаются довольно редко. Да и средства их предотвращения предусмотрены: в Методологических положениях проверке достоверности информации о ценах есть целый раздел. Одна из мер – систематические выборочные контрольные обходы организаций торговли и сферы услуг, в которых производится регистрация потребительских цен (тарифов). А территориальные подразделения Росстата время от времени проверяет центральный аппарат.

Осталась формула расчёта ИПЦ. Может, собака зарыта в ней? И действительно, она даёт систематическую ошибку. Но, опять-таки, в сторону завышения инфляции. Причина известна (вернее, должна быть известна) любому экономисту-первокурснику: это эффект замещения. Суть его в том, что потребление товара А, цена которого выросла сильнее, чем товара Б, снижается, а товара Б – растёт (либо тоже снижается, но меньше). К примеру, когда подскочила цена на гречку, её покупки сократились. Но есть-то что-то надо, и часть гречки на столе заместили другие крупы – пшено, рис, перловка. А это значит, что корзина среднего потребителя стала другой: гречки в ней меньше, а других круп – больше. Но поскольку при расчёте ИПЦ используется прошлогодняя корзина, он не улавливает эти изменения, показывая более высокий рост цен.

Теоретически эффект замещения обнаружил Е.Е. Слуцкий (один из немногих отечественных экономистов, считающихся в мире классиками) ещё в начале ХХ века, но насколько велики вызываемые им искажения, достаточно точно впервые было установлено только недавно – в середине 1990-х годов. Сделала это назначенная Сенатом США (!) группа видных учёных-экономистов, известная как Комиссия Боскина. Выяснилось, что вклад эффекта замещения в завышение американского ИПЦ составлял 0,15 п.п. в год (при годовой инфляции около 3%), иными словами, он завышал годовую инфляцию примерно на 5% (0,15/3 х 100%).

Озабоченность американских сенаторов точностью оценки инфляции объясняется просто: в США социальные выплаты ежегодно индексируются автоматически и точно в соответствии с ростом уровня цен, и его завышение выливается в многомиллиардные дополнительные расходы бюджета страны. У нас же индексация производится когда как, да ещё «в пределах средств, предусмотренных на эти цели в федеральном бюджете и бюджете Пенсионного фонда». Поэтому российским законодателям глубоко плевать на точность оценки инфляции (как, впрочем, и других экономических процессов). За всю историю российского парламентаризма они ни разу не озаботились вопросами экономических измерений (во всяком случае, в той степени, как их американские коллеги).

Тем не менее оценки смещённости российского ИПЦ проводились. Они поневоле грубые, поскольку основаны на неполной информации (тогда как Комиссии Боскина были предоставлены все необходимые статистические данные, включая первичные). Согласно исследованиям В.А. Бессонова, из-за эффекта замещения рост потребительских цен с конца 1991 г. по конец 1996 г. был завышен официальным ИПЦ на 35%. В среднем в год, очень грубо, – на 6% с небольшим (на самом же деле, чем выше годовая инфляция, тем больше этот процент). Учитывая грубость расчётов, можно сказать, что эффект замещения искажает «официальную» инфляцию и в России, и в США примерно одинаково. Сходный результат получили и новозеландские (!) экономисты, использовавшие совершенно иной метод, чем В.А. Бессонов: завышение российского ИПЦ за 1992–2001 гг. примерно на треть.

Но, может, Росстат сознательно «подправляет» данные? Протестируем эту гипотезу. Допустим, работникам, занимающимся сбором данных, велят регистрировать цены самых дешёвых разновидностей товаров-представителей. Но, во-первых, это нарушение регламента регистрации цен, узаконенного самим Росстатом. Во-вторых, ничего не даст: для оценки инфляции важна не сама цена товара, а её изменение. И если взять отношение цены разновидности товара, которая была самой низкой в прошлом месяце, к той, которая меньше других в этом, такой «темп роста» может оказаться выше, чем у одной и той же разновидности. А помнить цены всех разновидностей товара в прошлом месяце, чтобы в этом взять такие, которые дали бы минимальный темп роста, немыслимо. К тому же регистрацией цен занято множество людей, и если бы что-то подобное случилось, то сведения об этом непременно просочились бы в средства массовой информации.

Регистрация цен – единственная операция, выполняемая вручную. Собранные данные вводятся в компьютеры, и дальнейшая обработка – расчёты средних цен, различных частных индексов цен, сводного ИПЦ по региону – происходит автоматически. Вмешаться в этот процесс и что-нибудь «подкрутить» невозможно. Дальше данные из территориального органа статистики передаются в Москву, где (тоже автоматически) рассчитываются показатели по России в целом. Теоретически вмешаться тут можно на входе, «подправив» полученные из регионов цифры, и на выходе, уменьшив итоговые результаты. Но тогда не сойдутся концы с концами. Ведь данные о потребительских ценах – это не вещь в себе, они используются и в других отраслях статистики: в статистике внутренней и внешней торговли, уровня жизни, услуг, национальных счетов и др. А «подправить» данные о ценах и их росте так, чтобы оценка инфляции оказалась ниже, и при этом всё со всем везде было согласовано, вряд ли в человеческих силах. И опять-таки сохранить такие манипуляции в тайне от средств массовой информации не удалось бы.

Итак, используемые официальной статистикой процедуры сбора исходной информации и расчёта ИПЦ никак не могут приводить к систематическому занижению оценки инфляции. Вопреки расхожему мнению, она, напротив, завышена. Не видится и возможностей для сознательных подтасовок – как на нижних, так и на верхнем уровне системы российской статистики. Так что оснований сомневаться в честности оценок роста потребительских цен официальной статистикой нет.

p.s. ПО материалам статьи К.П. ГЛУЩЕНКО, доктора экономических наук, Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН и Новосибирский государственный университет, Новосибирск. Подробнее, в том числе и по развенчиванию авторов других методик вычисления инфляции «в домашних условиях» можно почитать по ссылке http://www.ecotrends.ru/archive/635-edition-03/1318-2011-12-05-10-43-52


Рубрики: Полезно знать
Вы можете отслеживать ответы на эту запись через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.
Оставить Ответ

XHTML: Вы можете использовать, эти теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>